Бутик-отель

ПРОЕКТ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ МОСКОВСКОЙ УСАДЬБЫ «ПОКРОВСКОЕ-СТРЕШНЕВО»


площадь объекта:
3500 м2

«Метаморфоза» — проект приспособление заброшенной исторической усадьбы «Покровское-Стрешнево» под уникальный по своей атмосфере современный отель.

Социально-значимой целью нашего проекта является привлечение внимания к огромному потенциалу культурного наследия и необходимости его сбережения и эффективного использования как одного из важнейших ресурсов национальной и мировой экономики, на примере усадебного ансамбля «Покровское-Стрешнево», путем придания старинной усадьбе новой функции.

 Культурное наследие, наряду с природными богатствами, — капитал невозместимой ценности. Утраты культурных ценностей невосполнимы и необратимы. Они не могут быть компенсированы ни развитием современной культуры, ни созданием новых значительных произведений.


История усадьбы насчитывает четыре века. Усадьба неоднократно перестраивались, ее облик и стиль постоянно трансформировались в соответствии со вкусом хозяев и духом времени, порой довольно радикально.

Воплощая свои идеи, вдохновленные путешествиями по миру, хозяева не раз кардинально меняли не только ее интерьер, но и экстерьер. Так, например, к более раннему классическому фасаду были пристроены два крыла в псевдорусском стиле. Однако, в результате известных исторических событий прошлого века, перевоплощения усадьбы прекратились. Неудачные попытки реставрации, пожары, судебные тяжбы о собственности не способствовали ее сохранению. Усадьба ветшала и оказалась в результате заброшена.

Долгая история, удивительная атмосфера и невероятные трансформации усадьбы подсказали нам название «Метаморфоза» и вдохновили нас на проект перерождения усадебного ансамбля, приспособление его под новую функцию — создание интерьера бутик-отеля, где уникальные и авторские предметы мебели и произведения искусства, которые могли бы находиться в собрании хозяев усадьбы, открывают новую страницу истории усадьбы с характером.

Не только экстерьер усадьбы представляет собой смесь эпох и стилей. Оказавшись внутри господского дома, взору предстают абсолютно разные по характеру и атмосфере помещения. Приглашаем Вас прогуляться по ним


лобби

В низких сводах первого этажа мы разместили ресепшн и лобби-бар. Архитектура пространства, исполненная в псевдорусском стиле, перекликается с фасадом здания, но отличается от остальных помещений усадьбы. Мы не хотели визуально перегружать пространство под арочными сводами на тяжелых колоннах, поэтому стойка ресепшн и барная стойка покрыты зеркальной поверхностью и, отражая все вокруг, «растворяются» в пространстве. А легкая, отсылающая нас к outdoor, мебель лобби-бара кажется невесомой на контрасте с монументальной архитектурой пространства.


Кресла Muller Van Severen, Matter


парадная лестница

Поднимаемся по парадной лестнице на второй этаж. Лестницу украшает арт-объект, четырехметровый светильник, выполненный из кристаллов Swarovski на металлическом каркасе, подсвечиваемых светодиодами, — дизайн французского дуэта, братьев Буруллеки.


Светильник Ronan & Erwan Bouroullec


ресторан

Ресторан находится в восточном крыле, пристроенном к усадьбе позже. На создание интерьера ресторана нас вдохновил тот факт, что в ансамбле усадьбы находится оранжерея.

Сделать крышу стеклянной не удалось, так как над рестораном находится чердак. Мы сделали потолок стеклянным применив за стеклом систему освещения, имитирующую естественный свет, CoeLux.

Мебель Gebrüder Thonet Vienna и Kartell по фактуре и цветам поддерживают концепцию оранжереи.


Диваны Targa by Gamfratesi, кресла Bodystuhl by Nigel Coates, все Gebrüder Thonet Vienna. Кресла Masters by Philippe Starck and Eugeni Quitllet, Kartell


центральные гостиные

В центральной части второго этажа господского дома усадьбы находилась анфилада парадных комнат, богато декорированных лепниной и каминами с мраморными фасадами. Несмотря на обветшание усадьбы, многие элементы исторического убранства сохранились, хотя и значительно пострадали от времени и человеческого отношения.

Интерьер общественных зон, которые мы разместили на втором этаже, представляет собой консервацию сохранившихся элементов убранства в сочетании с предметами мебели дизайна XX и XXI века. Так сложные изгибы ордера колонн и узор лепнины контрастируют с простыми геометрическими формами и линиями мебели. Чтобы не закрывать обзор каминных фасадов и не загромождать пространство, мы предложили часть кресел сделать прозрачными.


Кресло Mutation by Maarten de Deulaer, КреслоGlass chair by Shiro Kuramata, Скамья Zig zag bench by Christopher Stuart, инсталляция Mobiles by Atelier Xavier Veilhan



Во второй гостиной расположение колонн, образующих круг, подсказало нам форму дивана. Легендарный диван Вернера Пантона Clowerleaf прекрасно подошел и по функции. На обычном диване незнакомые люди редко подсаживаются друг к другу. А этот диван позволяет разместиться большому количеству человек, при том каждый находится в приватной зоне. Кроме того, направление сидений позволяет гостям как свободно общаться в центральной зоне, так и уединиться с книгой у окна или камина. Настроение в зале создают арт-объекты, снижая градус серьезности и парадности исторической архитектуры. Это, например, диско-шар на полу или мраморная статуя итальянского скульптора-хулигана Фабио Виале, покрытая татуировками.


Диван Cloverleaf by Verner Panton. Подвесной светильник Arca 3 by Philippe Malouin, Matter Made. Напольный светильник S.M.O.K.E by Mathieu Lehanneur. Столик RH Modern


номер

И, наконец, гостиничный номер нашего бутик-отеля. Номер состоит из двух комнат, гостиной и спальни; гардеробной и санузла.

Важной темой сегодня является кастомизация. В интерьерах номеров нам хотелось уйти от ощущения гостиницы. Как-будто вы остановились погостить у хозяина усадьбы, среди предметов мебели и искусства, которыми он и его семья годами любовно обставляли свое жилое пространство


Столик Mathieu Lehanneur. Кушетка Maria Pergay. Кресло Rick Owens. Кресло Boloto by Cini Boeri, The Future Perfect. Световая арт-инсталляция Massimo Uberti



Нам хотелось создать пространство, где стерты грани между функциональным и художественным. Так, центральным элементом спальни является кровать из алебастра — арт-объект Рика Оуэнса.

Мы не являемся сторонниками размещения телевизора в спальне, и, как вы можете наблюдать, его в данной спальне нет. Однако это не частный интерьер, а гостиничный номер, поэтому мы предусмотрели возможность для постояльцев провести вечер в номере за просмотром черно-белого кино. По заказу в номер приносят кино-проектор.


Кровать Rick Owens. Стул Stokke Ekstrem chair by Terje Ekstrøm. Арт-инсталляция Anish Kapoor. Ванна Radfort, Victoria+Albert



Ванную в спальне вы уже видели. Помимо нее в номере есть санузел с душем. Декоративные стены пространства санузла контрастируют со строгостью линий и минимализмом дизайна сантехнической системы Abaco от Сеа


планировочное решение

Первый этаж отеля является не жилым. В центральной части расположены входная группа, зоны ресепшн, лобби-бар, административная зона отеля. А также бизнес-центр, кино-зал, бар и салон антиквариата в восточном крыле и бьюти-бар с отдельным входом в западном. Мы выяснили, что в исторических стенах запрещено размещать функционал, связанный с химией, вроде салонов красоты и бассейнов. Основываясь на этом, мы организовали бьюти-зону отеля в соответствии существующими ограничениями



На втором этаже отеля расположены общественные зоны — ресторан, конференц-зал и гостиные; а также жилые номера. Также, на втором этаже предусмотрен номер для инвалидов. Для более удобного перемещения по общественным зонам отеля мы предусмотрели в этом номере два входа.

Чтобы иметь статус бутик-отеля, необходимо располагать номерным фондом минимум в 10 единиц. (Иначе можно получить статус только B&B)



На третьем этаже отеля расположены жилые номера, один из которых имеет две спальни; а также хозяйственные помещения